Сегодня мы беседуем с Ольгой Нечаевой, вице-президентом 20 Century Fox, начинающим предпринимателем и мамой двух детей из Лондона.

С чего началась твоя карьера?
Моя карьера — это вопрос случая, а затем вопрос усилия. Я по образованию переводчик с китайского и английского языков. На четвертом курсе я постоянно искала подработку, и вот однажды, мне позвонили и предложили прийти на собеседование. Так как это была постоянная работа, то я хотела отказаться, но подумав — пришла на интервью. Минут за 10 меня уговорили остаться и принять предложение. Так как я вообще склонна принимать решения быстро, то через пару дней я пришла в институт договариваться о плане индивидуального обучения.  Так я стала переводчиком в компании, которая занималась распространением прав SONY в России; я помогала всем и вся, в том числе и директору по маркетингу. Мне очень все нравилось, я много и хорошо работала, и через полтора года в 97ом директора маркетинга уволили и назначили на его место меня.

После кризиса 98го года в SONY решили, что в ближайшем будущем в России особенно развивать будет нечего, и главного представителя отозвали, а меня оставили “на хозяйстве” до лучших времен. Я осталась совсем одна, и от этого у меня проснулся дух предпринимательства. Вместо того, чтобы сидеть и наблюдать за тенденциями, как этого требовал головной офис, я постоянно предлагала открыть представительство в Казахстане, в Молдавии и т.д. Так как у меня работа хорошо пошла, то постепенно мне стали передавать больше и больше стран восточной Европы. К 2005 году я уже отвечала за весь восточно-европейский рынок. В 2007 году мне SONY предложили позицию в Лондоне — так я стала руководить подразделением SONY по Евразии и Африке (EMEA). Когда я была беременна Тессой, моей старшей дочкой, уволился мой непосредственный начальник, а вместе с ним и директора по финансам и маркетингу! Руководство в Лос-Анджелесе предложило мне шанс возглавить Лондонский офис, и вот я на третьем месяце беременности вместе с еще одним коллегой разработала новую стратегию и набрала свежую команду. В декрете я была всего три месяца, большего в Англии не положено. Когда я вернулась в офис, мне сразу предложили позицию вице-президента.

Ты хотела так быстро возвращаться на работу? 
Скажем так, со вторым ребенком я возвращаться хотела намного меньше. Когда родился сын, через два года после дочки, я дома оставалась уже шесть месяцев. Помню я даже плакала и мужу жаловалась, что я хотела бы больше времени провести со своими детьми, но мы в Англии были на моей рабочей визе, так что выбора у меня не было. Я должна была работать, мне ни в коем случае нельзя было увольняться или быть уволенной.

Дочку мне очень не хотелось оставлять без меня. Но вернувшись на работу, я одновременно стала и намного счастливее, хотя и стала на мого больше уставать. Моя жизнь обрела некий баланс. Я до сих пор страдаю чувством вины, что не провожу больше времени с моими детьми, но одновременно я понимаю, что то, как я все делаю сейчас — так правильно. Ну а чувство вины… С ним нужно работать 🙂

У тебя до сих пор еще продолжается практически головокружительный карьерный рост, каждые два года тебя повышают на новую позицию, почему ты решила, что тебе все это не нужно, и ты хочешь заняться собственным бизнесом с нуля?
Я потеряла интерес. Мне больше не нравится быть зависимой. Мне не нравится свою жизнь подстраивать под чужие планы. Я готова работать, даже намного больше, чем я работаю сейчас, но я не хочу больше быть винтиком в чужой машине. И тут дело не в том, насколько ты большой  начальник, даже президенты корпораций подчиняются системе. Все, кто работают на организацию — лишены возможности активного самоопределения, и это не зависит от занимаемой позиции. В моих же ценностях на первом месте стоит личная свобода, независимость. Даже моя семья… если бы она стала меня порабощать, я бы из нее ушла. И тут я имею в виду вынужденную зависимость от других людей, а не количество работы, которое, например, требуют дети.

Как ты решила, каким именно бизнесом ты будешь заниматься?
У меня очень структурированное мышление. Я всегда ставлю себе цели на пять лет в каждой из областей моей жизни, потом я эти цели разбиваю на под-цели и пишу к ним план. У меня, например, есть сфера “семья”, и в календаре очень четко прописано, когда и сколько времени я качественно провожу с моими детьми и мужем. У меня записано, что именно на этой неделе я делаю для развития духа моей семьи, и так далее.

И вот я села, проанализировала свои цели  и решила, что моя самая главная цель — это финансовая независимость. То есть, это когда у тебя уже много денег, они везде вложены и кормят тебя сами, без твоего ежедневного труда. Соответственно я решила, что мне нужно сделать такой бизнес, при котором я потом практически на все функции смогу нанять работников, оставить себе ровно столько работы, сколько захочется. И такая комбинация должна приносить достаточно денег, чтобы оплачивать мои счета. Вот построение такого бизнеса и стало моей целью пару лет назад на ближайшие десять лет. Так что до 50-ти я планирую стать финансово независимой, то есть иметь возможность полностью содержать свою семью, вне зависимости от того, приносит муж деньги или нет.

Если честно, то в самом начале я не знала, как этого добиться. У меня даже нет ни финансового, ни экономического образования. Я прочитала очень много книг по бизнесу и азам финансов и инвестиций, я всему начала учиться с азов. 

О том, какие книги помогли Ольге принять решение, о деталях бизнес-модели ее нового дела, и об очень конкретных планах на будущее — читайте в продолжении нашего интервью с Ольгой Нечаевой.

з

 

Автор:
Анастасия Астридж
Учредитель проектов ZagranMama и zagran.me, а также директор в австралийской консалтинговой компании, мама двух мальчиков и жена новозеландца. Коренная москвичка, последние 20 лет Анастасия прожила в Германии, Англии, Швейцарии и последние несколько лет в Австралии. В свободное время Анастасия серьезно увлекается художественной фотографией, обожает готовить и строить планы на будущее.