Когда молодой и перспективный маркетолог Константин Пинаев переехал из Москвы в Лондон вместе со своей девушкой в 2006 г., он уже знал, что останется здесь надолго, возможно, навсегда. Он тогда, конечно, не думал, что его страсть к исследованию каждого закоулка британской столицы приведет его к созданию самого популярного русского блога в Великобритании, а устраиваемые им регулярные встречи русскоязычных в местных пабах будут собирать до тысячи человек, как не знал он и того, что наберется смелости, уйдет из офиса и откроет свою компанию пеших туров по Лондону.

Мы никогда не были друзьями с Костей: я читала его блог в ЖЖ, изредка посещала его встречи, и как-то даже сходила на одну из его экскурсий по Лондону, но этот человек настолько открыт и располагает к себе, что ты запросто отбрасываешь все правила этикета и переходишь на «ты», как будто вы знакомы вечность. Поэтому договориться о встрече оказалось просто: только Костя извинялся, что с ним будут «два дьявола», подразумевая под этим своих маленьких дочек.

Еще с улицы в окне я заметила согнутую над ребенком фигуру Кости, а войдя в кафе, увидела стоящую рядом коляску, в которой мирно сопела его младшая дочка. Основатель уникальных пеших туров «Вокруг Лондона за 40 шагов» тепло поприветствовал меня, вяло взглянув своими уставшими глазами. Весь его заморенный вид свидетельствовал о том, что он напряженно трудится и днем, и ночью, забывая про сон.

Во время разговора он автоматически обнимал свою старшую 3х летнюю дочь, брал ее на руки, подавал то круасан, то сок, то загружал мультики на телефоне, то просто поглаживал, успокаивая. Она капризничала, требовала внимания, но отец легко справлялся не только со старшей, но и с проснувшейся младшей, не теряя нити нашего разговора. И чем больше мы говорили о его проекте, тем больше просыпались и разгорались его глаза, а его «два дьявола» только придавали ему больше сил.

Костя, как получилось, что ты переехал из Москвы в Лондон?
Я приехал сюда в январе 2006 года со своей девушкой как консультант и обратно не собирался возвращаться никогда. Я уезжал из России, но уезжал в Лондон в том числе. Колокола на тему о том, что пора валить, зазвонили у меня уже в 2002-2003 гг. Я тогда работал в маркетинге, в консалтинговой компании, и поскольку у меня был хороший английский, на меня всегда сбрасывали всех английских клиентов. И однажды мой самый любимый клиент предложил мне работу, от которой не отказываются. Я переехал в Британию и сказать, что ни разу не пожалел об этом – это, наверное, соврать. Конечно, как иммигрант, ты проходишь очень серьезные изменения, иногда непростые, но на 95% — это был правильный выбор. И я ни разу никогда не думал всерьез возвращаться обратно: мне здесь хорошо, я здесь как будто бы и должен был родиться. А в России мне очень тяжело: я там с ума схожу, меня переклинивает, мне там очень некомфортно.

Из-за чего?
Из-за политической обстановки.

Тебя лично как это коснулось?
После ареста Ходорковского у меня было ощущение, что если я когда-либо что-то создам в России, я буду жить на бомбе с часовым механизмом, которая в любой момент может рвануть, что кто угодно может прийти, что угодно сказать и сделать с моим воображаемым бизнесом. Я не хотел врастать корнями там, где все непредсказуемо, непонятно, и катится обратно в Советский Союз. Причем в плохом смысле этого слова. Если сейчас открыть российские газеты, то там риторика абсолютно советская. Я это чувствовал еще 10 лет назад и понимал, что пора валить. Это был осознанный уезд из России, хотя в Лондон тоже хотелось: там мне было комфортно, там были мои клиенты.

Каковы были твои первые ощущения после переезда, как тебе удалось или не удалось интегрироваться в новую культуру?
Первый год или два я вообще не общался с нашими, я работал в британской компании, занимался пониманием потребителей. Мне кажется, что мне было легче, потому что я – социолог, и моя задача была влезть в мозги людям и понять, как они думают. Это был интерес и попытка интегрироваться. И не потому, что я хотел уехать от чего-то, но и потому, что я хотел сюда приехать. Опять же, если мы берем маркетинг, то здесь абсолютный центр маркетинга и консалтинга, и здесь рынок в этом смысле — на 30-40 лет вперед, если сравнивать с Россией. Поэтому я с удовольствием интегрировался в это за полтора-два года.

10639528_10153633909239515_2658202967907486724_n

Были ли какие-то вещи, которые ты поначалу не мог принять?
Я могу привести несколько примеров, которые мне казались непонятными (и тут Костя со словами: «Она, кажется, опять хочет кверху ногами постоять», легко схватил хныкающую Изабеллу и перевернул ее кверху ногами, и ребенок засмеялся).

Было несколько вещей, которые я, может, не понимал вначале, но сейчас осознаю, что здесь все просто немного по-другому. Дружба здесь, например, немного другая. Наш брат очень любит говорить про то, какие мы душевные и как хорошо мы умеем дружить. А в Англии, мол, все такие черствые. Что дружба здесь, мол, по расчету и неискренняя. В чем же заключается рациональность и расчет по мнению русских? В том, что британцы могут встречаться на ланч в последнюю пятницу месяца или договариваться о встрече за пару месяцев — как так можно? А вот мы все такие спонтанные, раз, сорвались и пошли. Я бы сказал, что это все полная ерунда. Здесь немного другое отношение ко времени. Я только в Англии понял, насколько в России на самом деле восточное отношение ко времени: нет никакого ощущения сроков и того, что время течет. Вещи случаются тогда, когда случаются. Встречи начинаются и заканчиваются тогда, когда начинают и заканчиваются. Планировать на неделю вперед уже никто не хочет. Мол – «как я могу сказать, что я буду делать через неделю?» Поэтому спонтанность для многих — это комфортное состояние, это то, как все должно происходить.

Когда начинаешь жить в Лондоне, понимаешь, что если ты будешь следовать своим ранним представлениям о времени, то ничего не случится. И если ты не будешь планировать вещи, они просто не случаются. В том числе встречи. Тут у всех очень активная жизнь. Если плыть по течению, то никуда толком не приплывешь. Даже в дружбе.

Другой пример про дружбу. Один мой друг, англичанин-экспат, проживший в Москве 10 лет, сказал в какой-то момент, что русские не умеют дружить. Я возмутился: как не умеют? А он отвечает: «Ну смотри, были друзья, и вдруг у него ребенок появился, и все, я его не вижу, не слышу, как будто его и нет». Это то, что по-русски называется – в женатика превратился. Его вывод: русские не умеют дружить. Я сам прекрасно понимаю, что когда ты становишься родителем, ты много чего приобретаешь, но и теряешь частичку себя. Это, конечно, сказывается на дружбе, но здесь ценится индивидуальность, поэтому друзья все равно встречаются в пабе раз в 2 недели. И пусть по расписанию, пусть это будет второй четверг месяца, но они продолжают общаться с тобой. Мне кажется, что такие вещи важны.

И это вот стереотипы и мифы древней Греции о том, что русские какие-то духовные, а англичане здесь совсем не такие. Миф, который, я считаю, насадили в советское время, с которым надо тщательно бороться, ровно как и то, что англичане – чопорные.

Я как-то читала, что вы с женой Натальей переехали в Лондон, чтобы уберечься от Путинского режима, это так?
Да, и в том числе. У меня диссидентство включилось рано, во многом из-за влияния семьи и от того дурдома, который творится там сейчас. Я прекрасно помню 31 декабря, когда Ельцин ушел в отставку и к власти пришел Путин. Мы сидели и думали: ну все, до свидания, к власти придет КГБ. И я очень рад, что уехал. 

В Лондон я переехал сознательно. Одна из главных ошибок иммиграции — просто уехать куда-то и неважно, куда. Если ты никуда не стремишься, ты никуда не придешь. Заказ на провал – это уехать хоть куда. Вместе со своими тараканами. Приезжаешь и оказываешься хоть знаешь где, и все плохо. Но мне лично очень хотелось в Лондон, я здесь оказался, и я здесь нашел себя.

Как ты решился на собственный бизнес?
Консалтинг – это такая вещь, что если ты не создаешь свою консалтинговую компанию, то максимум, что ты будешь получать – это £100 000 в год. И это очень хорошо, но при этом ты будешь работать и убиваться, не видеть семьи, проводить 3 недели в месяц в командировках, спать в самолетах, и все, это предел. Ты не прыгнешь выше головы, вот как ты не старайся. А свой бизнес ты строишь по своим правилам, ты создаешь компанию, которая работает, и там потолок – это уже  твои собственные мечты и твои собственные фантазии. Я, в любом случае, долго на это решался – из офиса я ушел не просто так. Я ушел, потому что я это делал полтора года в формате хобби, и у меня это очень хорошо получалось. У меня было ощущение, что я ухожу продолжать дело, которое уже создано, и у которого уже есть огромное число довольных клиентов. Но все равно было страшно. Любой большой шаг, такой, как эмиграция, как свадьба, как дети – это все равно страшно, все равно непредсказуемо.

Почему – туры?
Когда ты сюда приезжаешь, ты пытаешься найти себя в этом городе, понять, кто ты теперь есть и где ты живешь. К Лондону у меня всегда был большой интерес: я буквально с первого дня начал писать блог и когда я его активно писал, тысяч 100 человек в месяц его читало. Большая аудитория, которая знала меня как человека, который понимает и любит британскую столицу. К тому же обидно и больно было за то, что те, кто приезжает сюда, идут смотреть какую-то ерунду, типа Тауэрского моста или Биг Бена.

Как ты умудряешься совмещать семейные обязанности с построением своего бизнеса и компании?
Это должно из тебя идти, быть не в тяготу, а в радость. Все свое свободное время я читал про Лондон, выстраивал туры, ходил и заглядывал за каждый угол, пытался что-то сделать. И времени на это как-то хватало. Со вторым ребенком сложнее, конечно, но нормально. Когда дети рождаются, ты понимаешь, сколько часов в сутки и что спать по 8 часов не обязательно. Это стимулирует быть более организованным. Я вообще по природе немного раздолбай: у меня восточный тип организации времени. Но ты понимаешь, что оно у тебя время не бесконечно: тебе в 6 часов надо забрать детей из садика и все следующие 3 часа у тебя будут полностью выбиты из графика. И что к 9-ти часам, когда ты их уложишь, у тебя не будет сил и будет в лучшем случае час или два эффективной работы. Это непросто, но если знать, куда ты идешь и к чему стремишься, то все реально. Мне кажется, что опять же главное – это знать, что ты хочешь и куда идешь.

Какое место в твоей жизни занимает жена?
Я про жену раньше гораздо больше писал в своем блоге, но потом блог слишком разросся. Она очень непубличный человек и не любит, когда ее обсуждают или узнают. Наталья – это человек, который в меня верит, который меня поддерживает, и к которому я периодически обращаюсь, когда что-то криво идет. Наталья у меня, с одной стороны, рациональный, с другой – интуитивный человек. Она умеет увести эмоции в рациональную сторону, и сказать, что здесь ты психанул, тут ты сам себе придумал чего-то, и это не так. Я стараюсь не злоупотреблять этим и не грузить ее лишний раз, но да, очень часто мы какие-то моменты обсуждаем вместе. Именно на тему бизнеса. Она работает в консалтинге и прекрасно умеет дать совет и помочь в чем-то.

11083993_10153633908079515_963429620952447481_o

Как изменился твой взгляд на мир с рождением детей?
Когда становишься отцом, ты понимаешь, насколько это большой шаг. Это как переезд в другую страну, как создание собственного бизнеса. Я помню еще, когда Наталья беременна была, я думал только про роды. У тебя роды – это такая бетонная стена, которая к тебе приближается, а надо при этом еще и разогнаться. И вдруг ребенок рождается. И я помню, через несколько часов Изабелла на руках, а у тебя ощущение — ну ни фига себе, а теперь-то что делать? Казалось, что вот только роды, и все будет хорошо, а тут ни фига себе: она не спит, плачет, требует, и она – очень непростой ребенок. Было ощущение, что это сейчас пройдет. И только месяца через три, в какой-то момент, мне пришла мысль в голову, что никуда она не денется. Не то, что там на несколько недель или месяцев. Теперь часть твоей головы будет навсегда забита мыслями про нее – «Как там она?»

Чувствовал опять же ответственность. Одно дело что-то залажать, когда тебе 20 или 25, я имею в виду свой бизнес, то есть, если что вдруг криво пойдет – ты свалишь со своей 2-х бедрумной квартиры и придется тебе пожить в комнате, пошерить опять с кем-нибудь, ничего страшного, а другое дело – когда у тебя дети. И у тебя такая ответственность,  ты понимаешь, что ты не только свою жизнь запоганишь, но их жизнь. Тоже так стимулирует: понимаешь, ради чего ты это делаешь.

Как ты относишься к критике?
К критике… по-разному. Смотря какой и от кого. Просто есть критики, есть скептики, а есть тролли. В интернете с перепугу не всегда понятно, кто есть кто. Когда пишешь в ЖЖ, у тебя появляется такое количество критики, что ты становишься очень толстокожим и равнодушным к скептикам и троллям. Я очень благодарен ЖЖ за то, как он потихонечку воспитал во мне эту толстокожесть и выработал антитела. Если ты действительно много пишешь, у тебя сотни комментариев, и в них будет стабильно процентов 10 непонятных людей, которые тебе что-то говорят не очень приятное. Тут надо хорошенько подумать – а почему они это пишут? Они что-то знают, чего ты не знаешь, или они на самом деле ведут диалоги с самими собой, рефлексируя на тему собственных успехов? Если критика конструктивная и от людей, которые тебя знают, понимают контекст и сами чего-то добились – это очень важно. И к этому надо прислушаться. Хроническим скептикам и троллям можно тоже посочувствовать. Я прочитаю и забуду, а им еще с этими мыслями в своей скептической голове всю жизнь ходить.

Что тебя заставляет двигаться дальше?
Я не на критикующих смотрю, а на довольных клиентов. Критикующие – это на 99% те, кто не ходил ко мне на туры, не знают меня лично и ведут борьбу с ветреными мельницами и своими тараканами. Чтобы двигаться дальше, надо смотреть на тех, кто остался доволен, на то, что уже получилось и исправлять то, что еще не очень. Я понимаю, что уже чего-то добился со своими бизнесом. Бывает непросто, но как Черчилль говорил: если идешь сквозь ад — иди дальше. Не надо метаться туда-сюда. Поэтому еще раз повторюсь – надо знать, куда идешь и к чему стремишься.

Скажи, а почему ты посчитал важным оправдываться в ФБ на то, что решился сделать вход на встречи русскоязычного сообщества платным?
С пабом я это сделал, потому что я задолбался отвечать на одни и те же вопросы в разных комментариях. Я хотел это в одном месте все объяснить, потому что многим не очень очевидно было, почему все так произошло. Ситуация была такая: уже больше 5 лет назад я начал организовывать встречи русскоязычных в Лондоне. Встречи, которые сначала были маленькие, по 20 человек, разрослись. Встречи были бесплатные, но со временем совершенно вышли из-под контроля. Стало приходить больше 1000 человек, за которые, если что, я своими деньгами отвечал. Не получая за это ни копейки.

А на каких условиях ты арендовал паб?
Ты должен оставить в залог 3000 фунтов. Тогда они открывают паб только для нас. Ты гарантируешь, что выпито-съедено будет не меньше, чем на 3000. Плюс, если что-то случится, а там только чудом ничего не случилось, я отвечаю своими деньгами. Можете себе представить, что такое 1000 русских в одном месте, с алкоголем вместе. И это было только дело времени – рано или поздно кто-нибудь обязательно напился бы, кому-то набил бы чего-нибудь и сломал бы что-нибудь в пабе. Поэтому в какой-то момент я перестал получать от этого удовольствие. Приходили уже совсем непонятные люди. И потом жаловались, что в паб уже не влезают, что одежду оставить негде, и что нет пива, которое они любят. И я сказал, что все, ребята, пора прекращать: мы ни в один паб больше не влезаем, мне надоело отвечать деньгами за людей, которых я не знаю. Теперь вход будет 5 фунтов. Никогда не думал, что найдется столько недовольных людей. Но если посмотреть внимательно — недовольными оказались те, кто никогда в жизни ничего не организовывал, или те, кто уже и так года два не ходил на эти встречи, или те, кто ходил на эти встречи, но понятия не имел, что кто-то эти встречи делает (ага, само все случается). Пять фунтов для них оказались непозволительной тратой, и они отсеялись. Теперь в пабе снова можно дышать свежим воздухом, не стоять в очередь в туалет по 10 минут или в очереди в бар по 20 минут. А любителям халявы я советую самим организовывать халяву для других.

11990438_10153633909124515_8770175165024454722_n

Что ты вообще думаешь о русскоязычных людях в Лондоне?
Наверное, я уже как ветеран вспоминаю, но мне кажется, что раньше более качественная публика была. Я искренне не понимаю людей, которые сюда приезжают и чувствуют себя в кольце врагов. А такие вдруг стали появляться в последние год или два. Они считают, что им тут все обязаны, что тут страшный Запад строит козни бедной стране под названием Россия. При этом они не хотят отсюда выезжать, не хотят возвращаться в Россию, но хотят пользоваться всеми благами этой страны. Мне кажется, что если раньше такие и были, то я их никогда не встречал. А теперь я вижу здесь все больше и больше людей, которые непонятно что здесь делают. Я правда не понимаю, как тут можно считать себя в кольце врагов.

Я на себе за 9 лет ни одного косого взгляда со стороны британцев не поймал. А их послушаешь, так все враги, а они белые пушистые, в пальто и до последнего держатся. 

Появилась вдруг куча людей, которые не видят разницу между критикой правительства страны и критикой страны. Я не понимаю, как можно было настолько стереть грань между критикой Путина и критикой России. Многим окончательно мозг прижало. Напишешь что-то, пошутишь про Путина. И сразу комментарии и даже личные сообщения: «Костя, почему Вы так ненавидите Россию?» Да я люблю Россию. Я люблю свою страну, но не люблю то, что с ней делает кучка людей, дорвавшихся до власти. Когда же все научатся не путать теплое с мягким и понимать, что критика Путина – это не критика России?

Бизнес, который ты основал, он для кого?
Когда я только-только начинал, я думал, что это будет рассчитано на современных путешественников. Я имею в виду не массовый туризм, которому нужен Биг Бен, а люди, которые, условно говоря, летают на Easy Jet, пятый или шестой раз в Лондоне и хотят видеть настоящий город, хотят его прочувствовать, а не открытки с магнитиками на холодильник покупать приехали. Но оказалось, что дополнительным рынком стали русскоязычные, живущие в Лондоне. Я не ожидал такого количества желающих с их стороны. У меня до сих пор половина из тех, кто ходит на мои пешие туры — это русскоязычные, которые здесь живут. Для того, чтобы узнать город, в котором они живут получше, и понять, кто они в этой стране. Опять же – я показываю тот город, в котором живут они, а не тот, что на открытках.

Почему ты выбрал краудфандинг для своего проекта?
Я до этого работал в маркетинге, поэтому краудфандинг мне был хорошо знаком. И уже тогда у меня было ощущение, что этот тренд был немного на излете. Даже тогда я уже не уверен был, что это сработает. Я бы сказал, что сейчас об этом многие знают, но с другой стороны – слишком много людей это уже и делает, и поэтому конкуренция большая.
Если серьезно, то я не думал, что это вообще получится. Возвращаясь к вопросу о критиках, самый главный критик – это у меня в голове, это я сам. Я почему и выбрал сумму в £5000, потому что мне казалось, что больше 5000 собрать невозможно. Я был уверен, что даже 5000 я буду собирать все 50 дней (максимально доступный срок на краудфандинговой платформе), канючить у всех с утра до вечера, а в конце мама с  папой переведут оставшееся тихонечко, и скажут: ты только не расстраивайся, Костя, если там ничего не получится. Я думал, что это будет скорее провал, чем успех. А в итоге эта сумма набралась за 48 часов. Критики всегда будут, но главное, чтобы были те, кто тебя поддерживает. Их было много, и они готовы были поддержать меня.

Как ты распределяешь время между семьей и работой?
В субботу я полностью с семьей. Утром я тоже с семьей. Я всегда отвожу дочек в садик. По возможности забираем их вместе с женой. Когда свой бизнес, можно быть чуть более гибким на тему времени. Но тут надо быть опять же, осторожным. А то можно всегда работать.

Мне кажется опять же, надо понимать, куда ты идешь, и тогда будет гораздо проще. В какой-то момент на тебя сыпется энное количество предложений, тебя разрывают: кто-то хочет с тобой start up сделать, кто-то предлагает на кофе встретиться, и надо уметь говорить «нет». Как другим, так и себе. Потому что, если будешь разрываться на тысячу кусочков, у тебя ничего не получится. Здесь надо сфокусироваться и идти в нужном направлении, не отвлекаясь.

image2 (2)

 

А у тебя бывают моменты отчаяния?
Бывают, конечно, бывают, еще как. Те, кто говорят, что я создал свой бизнес и что у меня нет проблем, те ничего про меня не знают. У меня там 6-7 туров в неделю, на каждый из которых должно прийти 10-15 человек. И бывает такое, что ты ждешь людей, а они не приходят. И чувствуешь себя, как не дне рождения, всех к 3м позвал, на часах уже 4, а никого все еще нет. И ты сидишь с дурацким колпачком, на котором написано Happy Birthday, а никого нет. Но с годами ты понимаешь, что, если даже один день что-то не получилось, нужно просто продолжать идти, и все будет хорошо. А если что-то не получается, то можно попробовать сделать это по-другому. В конце концов – это твой бизнес, и с ним ты можешь делать то, что тебе угодно. Сейчас особенно непросто, потому что экономическая ситуация непростая, но надо продолжать идти вперед. Один мой друг рассказывал, что среди глав в израильских компаниях много летчиков, потому что в кризис, в сложные времена нужно себя вести, как боевой летчик, у которого на хвосте 3 самолета, тебя обстреливают, но вместо того, чтобы психовать и паниковать, надо сосредоточиться и вести самолет. Здесь то же самое, мне кажется. Так или иначе, у тебя будут какие-то самолеты, какие-то еще непростые моменты. Но не нужно поддаваться на провокацию собственного мозга и собственных эмоций, а надо идти дальше к своей собственной цели.

У тебя есть пожелание читателям Zagranmama?
У меня пожелание от того самого английского друга: не превращайтесь в женатиков. Я сейчас говорю это, а у меня одна дочка сидит на плечах, а другая толкается в коляске. Года два назад я приехал в Балашиху, где я вырос, а там на остановке один уличный художник сделал очень интересную работу из ярких стикеров-ценников, которые используют в магазинах для обозначения цены продукта. Надпись была такая: «Мечты забываются». Если над мечтами не работаешь, куда-то не идешь, они, действительно, забываются. Мне кажется, что очень легко, особенно с двумя-тремя и более детьми забыть о том, о чем ты мечтал, чего ты хотел добиться, превратиться в такой придаток своих детей, когда их поишь, кормишь и сам спишь в перерывах. Мне кажется, это советский подход к воспитанию детей — принести себя в жертву, о которой тебя не просили. Он никому не нужен. И мне кажется, что это очень важно избежать, не забывать, кто вы, не забывать, чего вы хотели и находить в себе силы для того, чтобы делать, стремиться к мечте и не забывать про детей 🙂

Автор: