Я, как и многие другие русские мамы, живущие за границей, переживаю, будут ли мои дети, родившиеся и растущие в Англии, говорить и читать по-русски. В группах русскоязычных мам в разных странах эта тема уж точно из первой десятки: бороться за русский язык или не стоит; водить в русскую школу или ну его (в выходные дети должны отдыхать); если брать няню, то русскоязычную или местную? Родители поделились на условные несколько лагерей: тех, кто борется за сохранение языка изо всех сил; тех, кто забил, ибо сил, энергии и денег не хватает; и тех, кто где-то посередине, меняют курс в зависимости от ситуации.

Я, скорее, отношусь к последним. С самого начала лично для себя я решила, что мне очень важно, чтобы дети могли говорить со мной, с бабушкой и дедушкой, дядями-тетями, с моими друзьями и их детьми по-русски. Чтобы они могли читать книги на русском и наслаждаться ими так, как это делаю я. Чтобы петь со мной могли мои любимые песни, чтобы русские фильмы мы смотрели вместе и смеялись и плакали над ними тоже вместе…

При этом я не готова положить на алтарь знаний отношения с детьми, поэтому вот прямо любыми способами добиваться результатов не пытаюсь. Да, дети пошли в русскую школу, поначалу все устраивало, читать они там научились. Но со временем сыну все меньше и меньше там нравилось, да и мне казалось, что учебники оставляют желать лучшего, и дисциплина на уроках тоже. В момент, когда минусы начали перевешивать плюсы, я забрала детей из этой школы. Дала отдохнуть, потом нашла учителя поблизости, теперь ходим на индивидуальные занятия в удобном нам режиме. Но самыми эффективными в плане результатов — и думаю, тут я не открою никакой Америки, — являются поездки в Россию. После нескольких недель там дети начинают разговаривать чище, лучше, богаче, а главное, им это начинает нравиться!

Назад в будущее: моя версия

Я потихоньку начала задумываться о лагере в России, но пока дети были маленькие, просто «сканировала» ситуацию. В целом для меня идея лагеря скорее позитивная, я сама в детстве очень любила всякие лагеря, где только не бывала, от Чукотки до Артека — и какие-то связи оттуда у меня сохранились до сих пор. В прошлом году в Москве несколько раз сдавала детей в «Мастерславль» на полный день, потом недалеко от бабушек-дедушек нашла фитнес-центр, где опять же было подобие ежедневного лагеря, и там мы побыли какое-то время. Им понравилось. И они разговорились. Но хотелось чего-то более глубокого и цельного. Узнала про замечательный лагерь «Марабу» («Загранмама» о нем уже писала), но пока нам туда рановато, на будущее записала в блокнотик.

А потом заехала к подруге Дине Карповой в ее уникальную английскую монтессори-школу Seymour House на Соколе, в знаменитом поселке Художников (кто из Москвы, тот знает, что это настоящий оазис, реальная такая деревушка в центре столицы). Заехала по делам и повидаться. И тут нужно сделать небольшой экскурс в прошлое.

Знакомы мы с Диной, страшно сказать, сколько лет — сейчас наши старшие дети уже в университетах: ее Ваня в Америке, моя Настя в Англии, а когда они были трех-четырехлетними малипусиками, мы с Диной собирались открыть в Москве такую школу-сад, которой никто и не слыхивал в те времена.

Дина была одним из пионеров движения сознательного родительства, одной из первых родила водного ребенка, много путешествовала, искала ответы на важные жизненные вопросы. Я работала журналистом в педагогической газете «Первое сентября», а потом в журналах «Материнство», «Улица Сезам» и «Мой ребенок» и была увлечена всевозможными методиками развития и обучения. Я жила этим: метод Монтессори, Вальдорфская педагогика, школа Френе, гуманнистические идеи Шалвы Амонашвили и Симона Соловейчика, школа Summerhill — все это только-только становилось известным, родители искали альтернативы устаревшей и малоэффективной системе образования, пытаясь сделать что-то новое. Идей у нас было море, энтузиазма и сил тоже. Даже инвесторы нашлись. И мы ее почти сделали, нашу чудо-школу, но кризис 98 года и стечение личных обстоятельств разрушили наши грандиозные планы. А потом Дина уехала в Америку, и мы потерялись. Причем на довольно долгое время.

А когда нашлись, оказалось, что мы обе в Англии. Я переехала к мужу и родила еще парочку малышей, а Динин Ваня смог поступить в одну из топовых британских школ — Westminster school — после чего Дину стали атаковать вопросами типа «какую библиотеку вы для школы построили, чтобы ребенок из Москвы поступил в Вестминстер, да еще и стипендию получил». Дина недоумевала, откуда эти полузнакомые и незнакомые люди берут ее телефон… А потом родители начали приводить детей прямо к ней домой… cначала в лондонский Челси, на улицу Seymour Walk, а потом и в Москву, на Сокол, в поселок Художников. Так родился Seymour House — сначала просто агентство подготовки российских детей к поступлению в такие учебные заведения, а потом и целая школа, где она все-таки сумела воплотить большинство наших идей о радостном, глубоком, истинном образовании.  Дина смеется, что сколько она не отбрыкивалась, школа все-таки с ней случилась, хоть и на 10 лет позже.

Гончарный круг, фантастические картонные города и кролик-инспектор

Возвращаясь в настоящее — когда мои дети оказались в Seymour House, я попросту не могла их оттуда утащить. Подвесной городок по всему периметру дома, батут, стенка для скалолазания, бассейн — это только во дворе. А в доме печка, уют, музыка, пухлый кролик время от времени ходит по комнатам с «инспекцией», подвесные лежанки, на которых дети могут отдыхать и общаться с сидящим внизу, в «учительской», педагогом…

В тот момент в школе как раз заканчивался летний лагерь для московских детей, совершенствующих свой английский. Английский-английским, но что они там творили! Крутили гончарный круг и вырезали из дерева игрушки, шили куколок, занимались лозоплетением и разучивали русские народные песни для концерта. При этом на обед сами и дружно готовили салат из овощей и трав со своего эко-огорода, варили перепелиные яйца, полученные утром же на мини-перепелиной ферме, нарезали сыр и хлеб, привезенные от дружественного фермера. За обедом дети вспоминали недавнюю рыбалку и уху, которую они сами же варили. И полет на воздушном шаре на рассвете.

В этот момент у меня все как-то в мозгу переклинило, паззлы сложились и я поняла: вот это вот все я и хочу для своих детей.

  • Чтобы они слушали умных людей, учились у талантливых мастеров, привыкали отстаивать свою точку зрения и быть чуткими к эмоциям другого человека;
  • Чтобы их отвезли в лес и научили ставить палатки и разжигать костер. А на следующий день сводили в Третьяковку или в театр;
  • Чтобы уникальный мастер-ложкорез познакомил их с резьбой по дереву;
  • Чтобы они возились с глиной, делали «живую» посуду, в которой и еда, и вода здоровее и вкуснее. Глина позволяет чувствовать пластику, экспериментировать и великолепно развивает воображение и креативность ребенка. А еще глина — прекрасный психолог. Когда человек крутит на гончарном круге вещь, получается он сам, со всеми достоинствами и недостатками. Микеланджело сказал: «Материал расскажет вам о вас больше, чем сотня ученых гениев”. Работа с глиной — это ведь увлекательнейшее путешествие внутрь себя. Особенно если это путешествие сопровождает удивительный Илья Калашников, который открывает детям целый мир, показывая, как гончарство, рисование и музыкальная импровизация помогают преодолеть границы возможного.

Я хочу, чтобы мои дети проектировали свои фантастические города — кто знает, может быть они станут реальными в недалеком будущем? Чтобы они, с их возможностями выбрать для жизни любую точку мира, всегда знали, что в России есть их корни, история их мамы и бабушки с дедушкой. Что несмотря ни на какие политические передряги и экономические сложности, там много поистине талантливых людей, душевных, умных и открытых.

— А давай-ка ты сделаешь в следующем году лагерь для таких, как мы, — сказала я Дине. — Нам не нужен ваш супер-пупер английский, его можно убрать, а вот русского добавить, и побольше. Только иностранные детей не могут в июне, им удобнее июль-август.

 — Ну мы же, как обычно, в Индию, — ответила Дина (она с учениками, их родителями и педагогами действительно каждый год ездит в Индию, где они на берегу океана занимаются глубоким очищением организма, йогой и медитацией).

 — Придется Индию немножечко подвинуть, — вздохнула я. — Дети должны знать свои корни. Все камеры мира смотрят на тебя, выхода нет!

Невероятные приключения иностранцев в России

Не прошло и полгода… как в Seymour House-таки собрались с силами, все сдвинули-скорректировали и подготовили программу Летнего мирового лагеря под кодовым названием «Невероятные приключения иностранцев в России». Я своих детей туда сразу же записала и надеюсь, что у них подберется небольшая, но очень правильная компания. А мне в качестве бонуса, может быть, даже посчастливится познакомиться с кем-то из Загранмам.

Встречаемся в Москве в июле?

***

Прямой эфир с Диной о особенностях систем образования в США, Британии и России на страничке Загранмамы :

КУДА ПОСЛАТЬ

Приходите! Будет интересно!

Автор: