Собиралась написать статью на тему «Как не потерять мотивацию в новогодние праздники». Потом увидела новости – люди, ну какая там мотивация? Скорей бы, честное слово, кончился этот адский год. А мотивацию всегда можно найти. Или она сама найдет вас: если нужно – будешь впахивать, хоть в праздники, хоть в будни! Поэтому я решила написать другую предновогоднюю статью, немного перефразировав запланированную редакцией тему: «как не потерять самое главное».

А именно:

  1. РОДИНУ

Можете забросать меня камнями, но Родина – она одна. Как редактор, я всегда вычеркиваю словосочетания типа «моя новая родина», меняя их на «моя новая страна». Родина одна, и мать тоже одна, даже если она не слишком ласкова и раздает подзатыльники.

Конечно, мы не берем в расчет клинические случаи, когда мамаша вышвырнула ребенка, например, в мусорный контейнер или оставила в корзинке на пороге какого-нибудь коттеджа. Но даже и в такой ситуации бывает, что подросший ребенок начинает разыскивать свою мать, какой бы она ни была.

Особенно неприятно, когда дурно о своей стране говорят те, кто живет за ее пределами. Представьте, как бы вы отнеслись, скажем, к итальянцу, который, приехав работать в Россию шеф-поваром, начал бы презрительно высмеивать «макаронников»?  97831533Почему же наши люди за рубежом так часто позволяют себе пренебрежительно высказываться в адрес страны, представителями которой их видят новые сограждане?

Эмигранты начала 20 века, вынужденные покинуть родину, скажем, по объективным причинам, себе такого не позволяли. Например, у Гайто Газданова, чей роман «Ночные дороги» можно считать настоящей энциклопедией эмигрантской жизни, вы не найдете ни одного негативного высказывания по отношению к России. 

Послушать | Почитать

2. СЕБЯ

Далеко не всем в новой стране удается найти работу по специальности и реализовать себя в своей профессии. Филологи шьют кукол, химики варят мыло, дизайнеры интерьеров работают на фермах и производят модные органические продукты, а некоторые даже становятся «коучами по счастью и ЗОЖу», Бог весть, что это такое. И чувствуют себя нормально – до поры до времени.

Бывает, оказавшись на чужой территории, мы начинаем играть по чужим правилам и заигрываемся до того, что не можем выбраться из некомфортной для себя ситуации. Чем больше мы закрываем глаза на то, что противоречит нашему внутреннему понятию о «правильности», тем глубже мы увязаем в «не своей» жизни. И вроде хочется это прекратить, а страшно: все ведь уже идет по накатанным рельсам.

longlineДело было во времена одного из финансовых кризисов, и мы с дочерью ехали в самом настоящем трэш-поезде. Стояла страшная жара, люди лежали и сидели на заляпанном полу, и дочь не могла пойти в туалет, потому что боялась спуститься с верхней полки. В кармане я имела сумму, эквивалентную ста американских долларам, и это были наши последние деньги.

2ikxedkazdy-mike-enerioПеретерпеть? Всего-то сутки, и билеты уже оплачены. Выйти в чистое выжженное поле? Где ты возьмешь нормальный поезд, а если такой и найдется, то на какие шиши купишь билеты?

И вот здесь наступает момент принятия решения. Важно понять: не можешь терпеть – не терпи. Потому что у тебя всегда хватит сил выйти из поезда.

Оскальзываясь на грязном полу, мы выбрались на рельсы; задыхаясь, дотащили чемоданы до маленькой железнодорожной станции. Таксисты предлагали доставить нас до цивилизации за сумму, ровно вдвое превышающую ту, что у меня в кармане. В кассе, конечно, никаких билетов не было. Я оглядела скромное, но чистенькое помещение станции. Справа от нас – открытая дверь, а за ней – небольшое кафе.

— Знаешь что? Мы сейчас позавтракаем.

Хозяйка кафе была безмерно счастлива появлению хоть каких-то клиентов. Наслаждаясь горячим кофе, яичницей и сэндвичами, мы рассказывали ей о своих злоключениях.

— И вот теперь, — вздохнула я, — никак нельзя найти билеты. Их нет.

— Как это нет? – она подняла брови. – Ну-ка подождите минутку… — и вышла из кафе.

Ровно через час мы уже ехали в чистом, светлом купе, в котором, кроме нас, никого не было.

Ехали домой.

shortline3. СВЯЗЬ С РОДНЫМИ

Я сейчас, конечно, не о телефонах, скайпе, вайбере, мессенджере и прочих видах связи. Я о той глубокой взаимосвязи с родителями и детьми, которая была «там» и утратилась – или приобрела иные  качества – «здесь».

Те, кто живет в новой стране вместе с детьми – как же вам повезло! Вы можете решать бытовые и языковые проблемы, вместе адаптироваться к особенностям местного менталитета, вместе осваивать новую жизнь, не теряя той внутренней связи, которая возникает еще до рождения и остается (в идеале) навсегда. Но если у вас на родине остались пожилые родители и взрослеющие дети – тогда все гораздо сложнее. Потому что отношения с ними неминуемо изменяются. В какой-то момент линии ваших жизней как будто расходятся, и вы перестаете по-настоящему понимать друг друга. Проходит день, другой, третий, а вы так и не поговорили с мамой. И, как выясняется, сын в глубине души затаил обиду – вы далеко, и ему кажется, что его жизнь больше вас не интересует. Связи разрушены, и, чтобы их восстановить, и свести линии заново, нужно много работы, времени и терпения.

longlineМне звонит приятельница – местная русская – с которой мы не виделись, наверное, полгода.

— Я просто поплакать, — говорит она.

Ее работа связана с музыкой: Она всю жизнь занимается музыкой: организовывает фестивали, оперные концерты, балы. Гибель ансамбля Александрова для нее – личная трагедия. Хотя о чем я? Крушение самолета, на борту которого были артисты, доктор Лиза, мои коллеги-журналисты, да просто живые люди – личная трагедия для всех нас.

z7kbxifygee-freddy-castro-1— Приходи, — говорю я. – Будем горевать вместе.

— Нет, — отвечает она. – Я завтра улетаю домой. Я отца шесть лет не видела.  

Пусть будет аэропорт, долгожданная встреча и много любви —  еще одно самое главное.

shortline

С наступающим!